Наталья Янчук, 24 года, директор юридического департамента медиахолдинга News Media

Наталья Янчук, 24 года, директор юридического департамента медиахолдинга News Media

 
 
Уже более двух лет Наталья занимает руководящую должность в огромном холдинге федерального масштаба. При этом она удивительно позитивно относится к работе и любит свою компанию, как второй дом.

— Наталья, расскажите, почему именно юриспруденция? Чем обусловлен выбор профессии?

— Выбор профессии произошел спонтанно. Я бы сказала, что это знак судьбы. Пока училась в гимназии, определенных планов на будущее не было. Моя подруга собиралась поступать на юридический факультет, я поехала с ней за компанию и решила тоже подать документы. Поступила в юридический колледж сразу на очную и очно-заочную формы обучения — «Юриспруденция» и «Государственное и муниципальное управление». Учиться оказалось легко и интересно. Оба факультета закончила с красными дипломами. А работать начала уже с 18 лет.

— Какой была ваша первая работа?

— В компании по строительству недвижимости. Начинала помощником юриста — перебивала реквизиты в договорах, потом объем работы стал расти. Параллельно поступила в Университет МВД России на специальность «Юриспруденция» и училась заочно. Проработав год с недвижимостью, я почувствовала, что становится скучно. В этой области очень негибкое законодательство, поэтому все происходит по накатанной схеме — постоянно одно и тоже. Мне же хотелось какого-то развития.

— Поэтому вы стали искать работу в СМИ?

— Не сразу. Но следующая работа нашла меня сама. Я лежала в больнице и по телевизору заметила бегущую строку о том, что крупной телекомпании требуется юрист. Мое резюме отправила подруга и меня пригласили на собеседование. Пришлось сбегать от врачей, потому что из больницы, естественно, не отпускали. По дороге я перечитывала нормативно-правовые акты, пыталась придать себе здоровый и бодрый вид. Приехала, прошла собеседование и меня приняли. Так и проработала полтора года в самом большом тульском медиахолдинге. Набиралась опыта, осматривалась по сторонам. Не то чтобы было скучно, нет, хотелось большей динамики. И потом, я всегда считала, что лучшие средства массовой информации — это не те, которые просто публикуют новости, а которые их создают.

— Как вы устроились на работу в News Media?

— Когда я приезжала в Москву в командировки, то, закончив дела, я рассылала резюме и ходила на собеседования. В один из дней мне было назначено сразу пять. Первое было здесь, в News Media, и я сразу почувствовала и решила: «Если возьмут — останусь!» И все остальные собеседования я тут же отменила. В этой компании мой ритм: все бегают, всё в режиме онлайн — бешеная энергетика! Собеседование тоже проходило практически на бегу.


HR-отдел одобрил мою кандидатуру — они были очень рады, что я разбираюсь в специфике законодательства. Специалистов в области средств массовой информации немного — это достаточно узкая специализация, требующая знания особых нормативно-правовых актов. В News Media как раз нужен был человек, которому не придется все объяснять и учить — на это просто не было времени, надо было, чтобы сотрудник сразу включился в работу. Меня приняли на должность юриста. Так я и оказалась в 20 лет в одном из крупнейших холдингов СМИ, который объединяет множество популярных изданий. Газеты «Известия», «Жизнь», «Твой день», «Маркер», глянцевый журнал «Жара», журнал комиксов Bubble, информационный портал Life News, тематические сайты Life Sports и Life Showbiz — все это стало моей работой.

— Что входило в ваши обязанности?

— Практически все то же, что и на предыдущей работе: проверка рекламных макетов на соответствие нормам российского законодательства, материалов изданий, регистрация, перерегистрация СМИ, заключение договоров. Само собой, у всего этого есть своя, особая специфика, но опыт работы уже был, поэтому чувствовала себя с первых дней уверено.

— А как происходило ваше повышение?

— Я проработала юристом два года, после чего произошла ротация кадров. В тот момент мне было 22 года, и я поняла, что готова справиться с полномочиями руководителя. Пришлось приложить все усилия, чтобы доказать это. И через месяц меня утвердили в должности руководителя юридического департамента.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Прежде всего работаю с судебными делами. Это категория дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Иногда средства массовой информации пишут то, что людям не нравится. Поэтому судимся и с политиками, и со «звездами», и с крупными корпорациями. Второе — защита прав интеллектуальной собственности. Параллельно я контролирую выход рекламы и заключение договоров.

— Трудно ли руководить отделом? Играет ли роль разница в возрасте?

— В нашем отделе четыре человека, все старше меня. Но я придерживаюсь позиции, что у нас нет подчиненных, и мы одна команда. У каждого сотрудника, конечно, есть свой участок работы, который я им доверяю. Стараюсь никогда никого не упрекать. Мой главный принцип — честность: если допущена ошибка — скажи об этом сразу, и мы немедленно все исправим, найдем выход. Модели отношений «начальник — подчиненный» у нас нет. Все происходит сообща. Кроме того, у нас сложились очень теплые и приятные отношения. Мы нацелены на общее дело, и я считаю, это очень важно.

— Много ли времени занимает работа?

— Много. Первое время оставалась до 3-4 утра, чтобы успеть все проверить перед выпуском утренней газеты. Была готова к работе по ночам и по выходным. Я люблю свое дело, и такой график никогда не был проблемой на пути к профессионализму. Просыпаясь по утрам, мне хочется идти на работу, потому что неизвестно, что меня там ждет. Случиться может все, что угодно, никогда не угадаешь, как и чем закончится день — но в этом и есть главный драйв.
 
Главное — сосредоточиться на том деле, на той области, которая тебе интересна, в которой есть, чему учиться и куда развиваться.

— Был ли у вас судебный процесс, который особенно запомнился?

— В моей практике было больше 300 дел, поэтому выделить одно конкретное я не могу. Каждый процесс для меня лично — дело вселенского масштаба. На это влияет, в первую очередь, личный перфекционизм — я просто не могу проигрывать. И, конечно, понимание, что нельзя навредить репутации своей компании. Все наши процессы всегда широко освещаются СМИ, поэтому риск довольно большой. К каждому делу я подхожу очень серьезно, подолгу готовлюсь. У тех, с кем нам приходится судиться (истцами, например, выступали «Аэрофлот», Юрий Лужков, Валерий Меладзе), всегда очень хорошие адвокаты. Каждую ситуацию приходится прорабатывать с разных сторон. Даже если кажется, что суд заведомо выигрышный, всегда нужно все перепроверить и просчитать десятки вариантов, чтобы противная сторона не преподнесла сюрпризов. Точно предсказать позицию оппонента невозможно, поэтому каждая победа всегда особая. Тем более, что большинство наших истцов — лица очень известные и амбициозные. Но ничего, отбиваемся. smiley

— Наталья, а вы не боитесь брать на себя такую большую ответственность?

— Нет. С момента поступления на работу, еще в 18 лет, я решила, что полностью отвечаю за все, что делаю.

— А когда проигрываете, у вас руки не опускаются? Не страшно ли браться за новое дело?

— Я к каждому суду отношусь как к вызову. Сколько бы раз ты ни выигрывал, расслабляться нельзя. Возможность проиграть заводит, потому что думаешь: «Нет, я себе этого позволить не могу». Единственное, чего я боюсь — это подвести людей и компанию. Своим статусом специалиста я тоже очень дорожу. Считаю, что надо постоянно учиться, расти, развиваться. Я каждый день занимаюсь, читаю судебную практику, стараюсь найти новые ходы, лазейки. В судах все время знакомлюсь и общаюсь с другими юристами, с оппонентами. Как говорится, нельзя решить проблему на том уровне, на котором она создалась. И мне где-то нужно получать знания, которые помогут пройти на 10 шагов вперед — туда, где находится решение задачи.

— А сколько у вас обычно дел единовременно?

— Около 25–30, потому что много разных изданий.

— Каким образом получается справляться с таким объемом?

— Это просто, когда чувствуешь свое дело. Бывает, что моя судебная позиция мне снится, потому что я все время об этом думаю. Иногда во сне приходят нужные мысли — прямо просыпайся и записывай. Несложно держать все дела в голове, когда ты на них подолгу настраиваешься, готовишься, стараешься прочувствовать. Более того, я и все свои прошлые судебные процессы помню отлично.

— Есть ли у вас возможность дальнейшего профессионального роста? Как вы планируете свое карьерное будущее?

— Я развиваюсь, прежде всего, для себя. Не думаю, что настанет момент, когда я почувствую себя человеком, который знает все в свой области в совершенстве. Просто изучения судебной практики для этого недостаточно. У нас не прецедентное право, и каждый судья по аналогичному делу может принять свое решение. Помимо этого, постоянно происходят изменения в законодательстве по вопросам интеллектуальной собственности — и все это нужно отслеживать, обрабатывать. Наш холдинг — один из самых крупных в России, с большим количеством самых разных изданий, поэтому и нюансов масса, и новых поворотов достаточно. Я не вижу смысла становиться неким универсальным юристом. Главное — сосредоточиться на том деле, на той области, которая тебе интересна, в которой есть, чему учиться и куда развиваться.

— Какие личные качества помогают вам так успешно работать?

— Ответственность. Даже если мне плохо, я умираю, я не могу подвести людей, которые на меня эту ответственность возложили, и себя как специалиста. Меня не пугает переработка. Если работа в удовольствие — то это все легко.

— Чтобы вы посоветовали начинающим юристам?

— Не бояться чему-то не соответствовать. При публикации вакансий, например, всегда ставятся определенные рамки: возраст, пол, опыт. Не надо бояться. Главное — не ограничиваться теми многочисленными критериям, которые устанавливают люди и общество.

А также работать необходимо не просто, чтобы работать: пришел, провел 8 часов, получил заработную плату и ушел. Свое дело надо любить. Я благодарна судьбе, что она мне сделала в свое время такой подарок, дала мне шанс, который я упускать не собираюсь.