Михаил Козлов, 24 года, генеральный директор консалтинговой компании, руководитель программы YouthBusinessCommunity

Михаил Козлов, 24 года, генеральный директор консалтинговой компании, руководитель программы YouthBusinessCommunity
                 

 
Успешный опыт работы в крупной консалтинговой компании Михаил перенес в собственный бизнес и некоммерческую деятельность. Помимо основной работы он учится в аспирантуре, занимается научными исследованиями, волонтерством и саморазвитием.

— Михаил, когда вы начали работать?

— Работать я начал еще в 1998 году, когда после кризиса мне захотелось внести в семейный бюджет свою лепту. Я пошел работать промоутером. Получалось хорошо — у маленького мальчика листовки разбирали с большим удовольствием, поэтому зарабатывал я вдвое больше, чем остальные. Этот опыт пригодился в дальнейшем — люди, с которыми мы пересекались в этой организации, запомнили меня и впоследствии позвали работать в области политического PR. Мы проводили выборные компании в регионах, в Подмосковье. До сих пор мы поддерживаем плотный контакт, и сейчас уже сотрудничаем в сфере бизнеса. Кроме того, я два года работал в городе Котельники, помогал с организацией различных мероприятий местному отделу по работе с молодежью. Более серьезная работа началась уже ближе к окончанию школы, когда я стал менеджером по маркетингу в бизнес-школе «Синергия».

— Какие функции вы выполняли на этой должности?

— Я занимался бюджетированием отдела маркетинга, общался с целевой аудиторией в Интернете, работал с дизайнерами, принимал участие в разработке рекламных макетов, выбирал издания для размещения информации — в общем, делал все, что обычно делают маркетологи в небольших организациях. Параллельно я учился в Плехановском экономическом университете, постоянно искал новые возможности. Увидев весной 2007 года, что в компании McKinsey ищут человека в отдел исследований, я сразу подал заявку. Как получилось так, что меня приняли — трудно сказать. Наверное, я очень сильно этого хотел: еще до того, как получил приглашение на тестирование я начал изучать литературу о фирме, читал Итана Расиела и Барбару Минто.

— Почему вы выбрали именно эту компанию?

— Может быть, потому, что считаю, что вообще все случайности неслучайны. Заметил их объявление я неожиданно, о компании знал немного, да и представление о буднях консультанта имел довольно смутное, но мне казалось интересным поработать в этой сфере.

— Как происходил ваш карьерный рост в компании McKinsey&Company?

— В McKinsey&Company я пришел на должность временного ассистента аналитического департамента, а ушел уже полноценным аналитиком (ResearchAnalyst). Сначала я там был самым молодым — кругом были взрослые люди или студенты старших курсов, аспиранты. Начинал с самых простых заданий, которые могли доверить студенту младших курсов: переделывал таблицы, собирал первичные данные, обновлял материалы из уже известных источников... Постоянно напоминал о себе, просил новые задания — поинтереснее, посложнее. И это оценили. Мне предложили несколько вариантов на выбор, что в таких компаниях вообще-то довольно редко происходит. Я выбрал банковский сектор и три года углублялся в эту тему.

Повышения происходили постепенно — из временного ассистента стал просто ассистентом, это просто немного прибавило работы. Потом стал team-assistant, т.е. полностью взял на себя административные функции Research-отдела (работа с партнерами, внешними поставщиками, покупка отчетов и координация работы с командами консультантов). После этого стал младшим аналитиком, и уже в 20 лет — полноценным аналитиком в McKinsey&Company.

Из интересных задач: помогал выходить на российский рынок международным банкам, перестраивать стратегию работы отечественных финансовых институтов.

Это был прекрасный опыт, и я с удовольствием вспоминаю эту работу, иногда сотрудничаю с бывшими коллегами в нынешней деятельности.

— Не доставляла ли вам трудностей разница в возрасте с коллегами по работе?

— Нет. Конечно, поначалу смотрели на меня довольно скептично. Я успешно прошел все тесты, после чего на собеседовании меня спросили: «Почему вы такой молодой и уже имеете приличный бэкграунд в резюме?» Я смог аргументировано объяснить свой опыт работы, и мне дали шанс попробовать. В работе возраст никогда не был помехой. Хотя я был одним из самых младших сотрудников фирмы, коллеги воспринимали это нормально. Сейчас я стараюсь помогать нынешней молодежи расти, именно для этого нужна моя работа в сообществе деловой молодежи YouthBusinessCommunity (YBC).

— Когда вы стали работать в этом проекте?

— В 2010 году, когда я решил уйти из McKinsey&Company, у меня было несколько предложений в коммерческих банках. Перед тем как принять одно из них, состоялась моя поездка на Селигер. У меня появилось время, чтобы как следует обдумать свой выбор. На Селигере я увидел множество молодых ребят, у них были интересные идеи и собственные небольшие компании, и им требовался бизнес-консалтинг. Мне захотелось помогать другим и при этом работать на себя, а не на банк.

Там же, на Селигере, я познакомился с коллегами из АМР, которые мне рассказали о своем проекте YBC (на тот момент молодежном движении Ассоциации менеджеров). Вернувшись в Москву, я к ним присоединился, и мы стали активно развивать эту идею.

Сейчас мы каждый семестр набираем не менее 200 студентов для полноценного учебного процесса. Даем ребятам softskills — умение работать в команде, презентовать себя, продать проект. И даем узкоспециализированные профессиональные навыки с помощью опытных представителей бизнеса.

— Какие у вас обязанности в YBC?

— Сейчас я один из руководителей YBC. Сначала возглавлял финансовое направление, потом взял еще «Инвестиции и инновации» и «Маркетинг». Постепенно стараюсь помочь подняться на те позиции, которые занимал сам, кого-то другого, чтобы дать возможность раскрыться. Вообще, мне кажется, что нужно как можно больше вкладывать в людей. Потому что чем больше ты инвестируешь в других людей, тем больше ты увеличиваешь человеческий капитал вокруг себя. И в глобальном смысле это окупается.

— Что вы считаете самым существенным отличием YBC от других подобных организаций?

— Во-первых, мы уверены в том, что подобные вещи нужно делать бесплатно. Брать денег со студентов мы не планируем, потому что людей нужно развивать, чтобы улучшить наше общее будущее. Звучит немного пафосно, но если этого не делать сейчас, то потом будет уже поздно. Во-вторых, мы работаем в уникальном формате, на максимально практическом уровне. К нам приходят делиться опытом профессионалы, которые не первый год в отрасли. Они нам рассказывают о маленьких хитростях и секретах. Многие приглашают наших ребят к себе на работу. Представители некоторых компаний специально просят прийти послушать лекции, чтобы посмотреть на студентов и нанять кого-то из них. Есть несколько крупных рекрутинговых компаний, которые хотят заключить с нами соглашение о найме наших ребят на работу. Считаю, что это хороший показатель того, что программа работает.

— Сколько примерно времени занимает эта деятельность и как она сочетается с основной работой?

— В неделю всего несколько часов. Я встречаюсь с коллегами, чтобы работать над долгосрочной стратегией YBC. И иногда трачу время на индивидуальную работу с теми, кто обращается ко мне за помощью. Внутренняя структура функционирует идеально. Одни талантливые ребята занимаются всей логистикой, распределяют потоки студентов по площадкам, другие контролируют преподавателей. Это не требует моего активного участия и на мою основную работу влияет только положительно: у меня есть возможность привлекать студентов в качестве стажеров для работы в своей компании. Это помогает и им научиться работать в реальном секторе, и мне.

— Михаил, мы, наконец, подошли к вашей главной работе. Как вы организовали свою компанию?

— С 2010 года я совмещаю частную консалтинговую практику с работой в институте экономической политики, где пишу кандидатскую диссертацию на тему венчурного финансирования. Я основал компанию «Центр продюсирования инноваций». Мы занимаемся развитием корпоративных стратегий действующего бизнеса, работой с начинающими компаниями. Сейчас у нас несколько проектов: мы строим финансовые модели, разрабатываем бизнес-планы, стратегию, а для одной компании помогаем изменить внутреннюю структуру и модель работы с клиентами.

Потребность в открытии собственной компании возникла потому, что одному из моих знакомых нужно было получить консалтинговую помощь формализовано, с проведением через юрлицо. Мне не хотелось просить об этом тех людей, на кого я раньше работал как индивидуальный консультант. Было ясно: «Пора!» Я открыл компанию и пригласил несколько бывших коллег, с которыми мы успешно работали вместе на других проектах в качестве консультантов и аналитиков.

Мне пригодился весь багаж знаний, полученный раньше. Ценности компании, подход к работе, отношение к сотрудникам — всему этому я научился в McKinsey.

Как на директоре, на мне вся ответственность. Я отвечаю за переговоры с клиентами, как консультант участвую в некоторых проектах, строю структуру всего отчета. Любой нормальный консультант занимается всем.

— Сколько человек работает с вами?

— Четыре аналитика на постоянной основе, не считая фрилансеров и отраслевых экспертов. По необходимости мы привлекаем людей к временным проектам.

— Как быстро ваша компания стала окупаться?

— Первый же проект окупил все расходы. Офис мы берем в субаренду. Но вообще консалтинговая компания, как и любая сервисная, не требует большого начального капитала или инвестиций. Все необходимые инструменты у консультанта в голове.

— Разрабатывая бизнес-стратегии, вам приходится учитывать все несовершенства российской действительности? Насколько вы уверены в действенности своих рекомендаций?

— Конечно, мы учитываем все существующие факторы. Если клиент свой бизнес видит «в розовых очках», то мы их снимаем, рассказываем, как складывается ситуация на самом деле. В собственном подходе к бизнесу мы играем только по-честному: начиная от программного обеспечения до схем управления предприятием. Бизнес, построенный на прозрачной основе, всегда можно проще и дороже продать.

— Почему клиенты верят вам? Ваш молодой возраст этому не мешает?

— У них нет причин не верить мне, тем более что клиенты приходят ко мне сами. У меня есть опыт, рекомендации других консультантов. Мы открыто рассказываем о своем опыте, предыдущих проектах всех членов команды. У каждого из нас довольно большой список реализованных проектов в разных отраслях.

— Как вы находите клиентов?

— Как я уже сказал, в основном они приходят ко мне по рекомендации. Был один забавный случай. Один человек обратился ко мне напрямую: он хотел открыть в Москве амбициозную сеть, но не хотел за это много платить и выделил совершенно смешные деньги, не окупающие работу аналитиков в течение недели. Я объяснил, сколько стоит подобная работа, он отказался, сказав, что поищет другую фирму. Прошло две недели, и через дальних знакомых ко мне обратились за советом: «Помогите человеку построить бизнес». Как только я узнал детали, сразу понял, о ком идет речь. Попросил передать человеку спасибо, напомнить, сколько это стоит, и сказать, что мы всегда рады помочь, когда он будет готов.

— Михаил, можете рассказать о трудностях, с которыми вы сталкивались в работе?

— Вспоминается случай еще из того времени, когда я работал ассистентом в McKinsey. Мне поручили интересный проект: нужно было разобраться в системе патентования для одного крупного фармацевтического клиента и найти информацию о зарегистрированных молекулах для определенного препарата. Задача была, на первый взгляд, совсем несложной. Но база оказалась весьма нетривиальной, и работать с ней было сложно, пришлось привлекать профессиональных посредников. К сожалению, они подвели нас по срокам, и мы не успели к своему дедлайну. Меня не то чтобы выбило из колеи, но я сделал вывод, что нужно всегда заранее планировать и постоянно мониторить любого поставщика.

— Вы не хотите снова стать наемным сотрудником?

— Нет. Хотя первое время после ухода из компании мне очень хотелось вернуться в McKinsey, и я сомневался в том, что решение уйти было верным. Но удовольствие, которое я получаю от работы сейчас, неизмеримо больше. Есть определенные минусы в нынешнем положении: когда я работал в фирме, я ежедневно встречался с огромным количеством потрясающих людей. Каждым другом и знакомым оттуда я очень дорожу. Но в то же время, осознание того, что вся ответственность за мое будущее лежит только на мне, дает определенное удовлетворение. Особенно в момент завершения проекта, когда понимаешь, что все работает и клиент доволен.

— Поделитесь своими планами.

— В российских реалиях строить долгосрочные прогнозы достаточно проблематично. Но на ближайший год обычно все продумано. С учетом сроков наших проектов, это достаточно долго. Планирую получение степени кандидата наук: в 2013-м буду защищать диссертацию.

— Каким своим достижением на сегодняшний день вы больше всего гордитесь?

— Сообществом деловой молодежи — тем, что мы за 2 года построили. Это то, что действительно приносит пользу людям.
 
Советы Михаила Козлова молодым специалистам.

— Чаще задавайте вопросы более опытным людям, старшим коллегам. Люди, которые делятся опытом, получают от этого удовольствие и начинают сами лучше разбираться в вопросе. Когда чего-то не знаешь — нужно спрашивать. Если стесняешься спрашивать, то бери книжку и разбирайся.

Всегда старайтесь узнать что-то новое. Чем больше вы узнаете, тем обширнее ваши знания, тем выше эрудиция, тем проще вам будет и в профессиональной сфере деятельности, и при общении с людьми.

Никогда не останавливайтесь, всегда продолжайте учиться и самосовершенствоваться.